Почему глуховские врачи двое суток не могли поставить диагноз 4-летнему крохе с болями в животе и рвотой?

Почему глуховские врачи двое суток не могли поставить диагноз 4-летнему крохе с болями в животе и рвотой?

В редакцию ВШ обратилась жительница с. Слоут Глуховского района и рассказала ужасную историю, которая недавно произошла с ней и ее 4-летним сыном Егоркой.

«У малыша поднялась температура, появились боли в животе, – говорит женщина. – Я позвонила семейному доктору Березовской территориальной громады. Она, услышав жалобы, заподозрила аппендицит, сказала, чтобы я вызвала скорую и отвезла сына в приемное отделение глуховской больницы. Когда мы с Егором туда прибыли, у малыша взяли анализ крови, обнаружили повышенный ацетон и госпитализировали в детское отделение. До двух часов ночи капали, а затем с 4 утра – снова. Уровень ацетона снизили, он нормализовался, но ребенку лучше не становилось. Когда на смену пришел педиатр Николай Давиденко, на обходе я ему пожаловалась на плохое самочувствие сына, настаивала на консультации хирурга, ведь ребенка рвало и у него сильно болел живот. Однако доктор сказал, мол, не преувеличивайте, с вашим сыном все в порядке. Да еще и обвинил меня, что это я его чем-то накормила, вот ему и плохо. Осмотрев Егорку, Николай Владимирович определил кишечные колики, но приглашать хирурга, несмотря на мои требования, не стал, а распорядился клизмировать малыша. Процедура результата не принесла, ребенок продолжал мучиться. Что такое – быть рядом с крохой, страдающим от болей и рвоты, может понять лишь мать… Я уже не знала, что делать. Вроде бы лежим в больнице, в окружении медиков, а никто не может помочь! Когда в таких мучениях прошло 18 часов, я все-таки со скандалом потребовала хирурга. Собрали консилиум из пяти врачей, и сына забрали на операционный стол. Оказалось, что у него – перитонит и полный живот гноя! Более суток назад у Егорушки лопнул аппендикс, что и вызвало боли со рвотой! И в больницу ребенок поступил уже в таком состоянии, а за 18 часов пребывания в детском отделении ситуация только усугубилась! Почему сразу в приемном покое не определили перитонит? Почему лечили клизмами? Почему от меня отмахивались и насмехались? На эти и другие вопросы я хочу получить ответы от врачей в судебном заседании и буду решать это в правовом поле».

Со слов мамы мальчика мы узнали, что Егорке сделали операцию, после нее ввели усиленный курс антибиотиков, чтобы убить инфекцию в организме, и сейчас малыш находится под амбулаторным наблюдением хирургов. Собеседница также рассказала, что она интересовалась у педиатра, как он мог пропустить перитонит, но тот ответил, что в 80% кишечные колики проходят от клизмы, а Егор, к сожалению, попал в 20, которые нужно оперировать. «Просто вам не повезло!» – сказал педиатр…

ВШ пообщался с главным врачом Глуховской ЦРБ Анатолием Кияшко, и тот рассказал, что пациент действительно был взят на операционный стол в запущенном состоянии. Ребенка успешно прооперировали, и его жизни и здоровью ничего не

угрожает. А вот что говорит доктор-хирург Артур Тоноян, который проводил оперативное вмешательство: «За то, что было до меня, отвечать не могу. Но когда я осмотрел малыша, сразу понял, что к чему, и забрал на операцию. У мальчика был лопнувший аппендикс, в таком состоянии он провел примерно двое суток. Несмотря на запущенность, операция прошла без осложнений и дополнительных разрезов».

– Но как так вышло, что врачи долгое время не могли определить перитонит?

– К сожалению, в данном случае было наложение двух диагнозов, что усложнило диагностику. Почему специалисты обнаружили второстепенное заболевание, а главного не увидели, – сказать не могу. Но в моей практике были подобные случаи. И ничего, все живы и здоровы!

ВШ попросил прокомментировать ситуацию педиатра Николая Давиденко, который был лечащим врачом маленького Егорки. Николай Владимирович заявил, что лечил пациента по протоколу, как и положено: «80% детей, попадающих в отделение с кишечными коликами, успешно излечиваются путем опорожнения кишечника, поэтому всем обязательно делают клизму. И лишь 20% малышей эта процедура не помогает, и приходится проводить оперативное вмешательство». На вопрос, почему вовремя не пригласили хирурга, Николай Владимирович объяснил, что, согласно протоколу, еще не была завершена цепочка исключений диагнозов. Вот когда бы путем исключений остался лишь аппендикс, сомнений бы больше не оставалось, и к ребенку пригласили бы хирурга. Однако мать мальчика устроила скандал и ждать не стала – потребовала специалиста раньше.

На вопрос, почему, глядя на мучения 4-летнего пациента на протяжении 18 часов, врач не ускорил процесс диагностики при помощи УЗИ, доктор ответил: «Так УЗИ же – платное, его просто так не делают!»

– Да любой родитель заплатил бы и 1000 гривен за обследование, лишь бы спасли ребенка!

– Ну, так это ж надо было договариваться… – ответил врач.

Как бы там ни было, но возможность быстро и эффективно установить диагноз путем ультразвукового обследования врачи не использовали и родителям не предложили. Со слов педиатра, в этом не было необходимости. Мол, если поступает ребенок с острыми болями в животе, тогда экстренно делают УЗИ и для подготовки к операции дается всего лишь 2 часа. Здесь же, по мнению Н.Давиденко, все было иначе…

Что ж, медики, похоже, считают ситуацию, когда у 4-летнего крохи двое суток кишки плавали в гное, вполне штатной. А что на это скажет суд?

Ксения Кузнецова

Natali

One thought on “Почему глуховские врачи двое суток не могли поставить диагноз 4-летнему крохе с болями в животе и рвотой?

  1. А у Давиденко всегда виноваты мамы,он всегда кричит и возмущается!!!Обращается,как,понятно с кем!Такое ощущение,по его словам,что родители желают своим детям,только зла,и сами их гробят!!!

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *